Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Бешенство

... распространено практически по всему миру, за исключением Океании и Антарктиды.




Бешенство (от лат. rabies и греч. lyssa - гидрофобия) - вирусное зоонозное природно-очаговое и антропургическое заболевание с контактным механизмом передачи, поражающее всех теплокровных позвоночных животных, протекающее с тяжелым поражением нервной системы и заканчивающееся для человека смертельным исходом. Следует с осторожностью использовать термин «гидрофобия», ибо этот синдром наблюдается только у человека и не может являться синонимом термина «бешенство».

Этиология и патогенез. Возбудитель бешенства - вирус Neuroryctes rabid относится к группе миксовирусов рода Lyssavirus семейства Rhabdoviridae. Вирус, геном которого состоит из одноцепочечной линейной цепи РНК, имеет цилиндрическую форму, напоминающую винтовочную пулю (см. далее), размеры варьируют в пределах 90–200 нм. Существует семь генотипов вируса. Классические штаммы вируса бешенства (генотип1) высокопатогенны для всех видов теплокровных животных.

Структурно вирус представлен сердцевиной в виде связанной с белком РНК, окруженной липопротеиновой оболочкой с гликопротеиновыми шипами. Гликопротеин G отвечает за адсорбцию и внедрение вируса в клетку, обладает антигенным (типоспецифический антиген) и иммуногенным свойствами (проникновение вируса в клетки происходит путем адсорбционного эндоцитоза - вирионы выявляются в виде включений, окруженных мембраной, адсорбированных на микротрубочках и в составе лизосом). Гликопротеин вируса бешенства представляет собой основной антиген, вызывающий иммунный ответ при инфекции, поэтому большинство разрабатываемых антирабических рекомбинантных и ДНК-вакцин основаны на этом белке. Антитела к нему нейтрализуют вирус, их определяют с помощью реакции нейтрализации (РН).

Различают дикий, или уличный (циркулирующий в природе), и фиксированный штаммы вируса бешенства. Дикий штамм циркулирует среди животных и патогенен для человека. Фиксированный штамм получен искусственным путем (многократным пассированием дикого вируса через мозг кроликов), он не патогенен для человека, этот штамм используют при получении антирабических вакцин.

После внедрения через поврежденную кожу со слюной вирус бешенства достигает уязвимых безмиелиновых нервно-мышечных синапсов и сухожильных рецепторов Гольджи и проникает в периферические нервы. С аксоплазматическим током вирус центростремительно распространяется по нервным стволам к головному мозгу. При этом скорость продвижения вируса составляет около 3 мм/ч. Достигнув центральной нервной системы, вирус бешенства инфицирует нейроны, репликация происходит почти исключительно в сером веществе. Достигнув нейронов головного мозга, гликопротеины оболочки вируса связываются с рецепторами клетки и проникает в нее. Наружная оболочка вируса рассасывается, и геном вместе с РНК-полимеразой (вирусной) оказывается в цитоплазме нейрона. Далее вирус «собирается» и выходит из клетки. Активная репродукция вируса происходит в продолговатом мозге, сильвиевом водопроводе, аммоновых рогах гиппокампа, захватывая центры n. vagus и n. glossopharyngeus, вызывая спазмы глотки и голосовой щели, а также активно размножаясь в сердечных ганглиях и гассеровом узле тройничного нерва. Затем вирус бешенства распространяется в обратном направлении центробежно по вегетативным нервным волокнам на периферию. Таким же периневральным путем он попадает в слюнные железы (выделяясь со слюной больного уже с конца инкубационного периода), в слезные железы, в роговицу, почки, легкие, печень, кишечник, поджелудочную железу, скелетные мышцы, кожу, сердце, сосочки языка, надпочечники, волосяные фолликулы и др. Нельзя отрицать также роль гематогенного и лимфогенного пути распространения вируса в организме.

Размножаясь в нервной ткани (головной и спинной мозг, симпатические ганглии, нервные узлы надпочечников и слюнных желез), вирус вызывает специфический менингоэнцефалит с умеренными воспалительными изменениями, относительно негрубой деструкцией нервных клеток, сопровождаемыми отеком-набуханием вещества головного мозга. Смерть наступает вследствие асфиксии и остановки сердца в результате поражения жизненно важных центров - [1] дыхательного и [2] сосудо-двигательного.

Обращает на себя внимание несоответствие между тяжелыми неврологическими проявлениями болезни и скудными патоморфологическими изменениями в веществе мозга. Гистологическая картина напоминает таковую при других вирусных инфекциях ЦНС: полнокровие, умеренный хроматолиз, пикноз ядер и нейронофагия, инфильтрация периваскулярных пространств лимфоцитами и плазматическими клетками с формированием вокруг венул мозга лимфоидных «муфт», пролиферация микроглии, гидропическая дистрофия. Разрушение нейронов наблюдается в коре большого мозга и мозжечка, в зрительном бугре, подбугорной области, в черном веществе, ядрах черепных нервов, в среднем мозге, базальных ганглиях и в мосту мозга. Однако максимальные изменения имеются в продолговатом мозге, особенно в области дна IV желудочка. Вокруг участков пораженных клеток появляются лимфоцитарные инфильтраты (рабические узелки). В цитоплазме клеток пораженного мозга (чаще в нейронах аммонова рога) формируются эозинофильные округлые включения с базофильными зернами - специальные тельца Негри, размером около 10 нм, представляющие собой места продукции и накопления вирионов бешенства. Одновременно вокруг нервных клеток с явлениями дистрофии и некроза происходит образование глиозных узелков бешенства - телец Бабеша. У 20% больных тельца Бабеша-Негри выявить не удается, однако их отсутствие не исключает диагноз бешенства.




Эпидемиология. Резервуарными хозяевами бешенства считают летучих мышей, причем не обязательно вампиров. Сами не болея, они обеспечивают длительную циркуляции вируса. Основным хозяевами бешенства в природе служат дикие животные. Синантропные животные заражаются от диких, создавая антропургические очаги и увеличивая угрозу передачи заболевания человеку. Существуют две основные эпидемические формы заболевания: [1] городское бешенство и [2] лесное бешенство.

Ареал бешенства в Российской Федерации (РФ) охватывает большую часть регионов страны, бешенство животных занимает лидирующие позиции среди зооантропонозных заболеваний животных по числу ежегодно выявляемых неблагополучных пунктов. В Российской Федерации наибольшее количество эпизоотических очагов и наибольшее число заболеваний бешенством животных регистрируются на территориях Центрального, Приволжского, Уральского, Южного и Сибирского федеральных округов. В последние годы в РФ преимущественно регистрируется лесной тип бешенства. Наблюдаемый характер территориального распространения, сезонность и цикличность вспышек болезни связаны с численностью, ареалом обитания, биологическими и поведенческими особенностями животных, являющихся резервуарами рабического вируса. Основные резерванты бешенства на территории РФ - дикие псовые, преимущественно лисы, енотовидные собаки, песцы, волки, шакалы и корсаки. В эпизоотические очаги могут вовлекаться и другие дикие животные. В последние годы зарегистрированы случаи бешенства у барсуков, хорьков, куниц, бобров, лосей, рысей, диких кошек, серых крыс, домовых мышей. Выявлены случаи заболевания белки, хомяка, ондатры, нутрии, медведя. Передача вируса возможна также при укусе летучими мышами-вампирами (чаще это происходит в Мексике, Аргентине и Центральной Америке), зарегистрированы случаи бешенства после укусов насекомоядных летучих мышей в США, Европе, Австралии, Африке, Индии, в России (Белгородская область), на Украине.

Активные природные очаги вовлекают в эпизоотический процесс домашних и сельскохозяйственных животных. Доля домашних и сельскохозяйственных животных в качестве источника инфекции существенно ниже. Это может быть крупный рогатый скот, лошади, мелкий рогатый скот. Доминирующее положение в группе домашних животных занимают собаки и кошки. Принципиально порода животных не влияет на вероятность передачи вируса бешенства человеку. Наибольшую опасность представляют бездомные животные, риск инфицирования которых рабическим вирусом существенно выше.

Источником инфекции для человека являются животные, находящиеся в инкубационном периоде заболевания, или с клинической картиной бешенства. Основной механизм заражения человека - контактный. Вирус выделяется во внешнюю среду со слюной инфицированного животного. Человек заражается при укусе больным животным или при ослюнении кожи (при наличии микротравм) и слизистых оболочек (в том числе неповрежденных).

Обратите внимание! Появление вируса в слюне может обнаруживаться еще до развития у животных клинических проявлений заболевания. Описаны случаи заболевания людей в результате укуса внешне здоровым животным, продолжающим оставаться таковым в течение длительного времени.

Доказана возможность аэрогенного заражения, не исключаются алиментарный и трансплацентарный пути передачи вируса. В странах и регионах, где основным резервуаром являются летучие мыши (прежде всего США, Южная Америка), помимо укусов, которые могут оставаться незамеченными из-за остроты и мелких размеров зубов, инфицирование может происходить аэрозольным механизмом при посещении пещер, заселенных колониями летучих мышей, в чьей популяции циркулирует рабический вирус. Документированы также редкие случаи аэрозольного механизма инфицирования в лабораторных условиях.

Обратите внимание! От человека человеку при прямом контакте бешенство не передается. Хотя слюна человека, заболевшего бешенством, содержит рабический вирус, что теоретически допускает возможность его передачи другим людям, на практике данный вариант контактного механизма инфицирования людей не получил убедительного подтверждения. Тем не менее, по классическим представлениям, уход и оказание помощи больным бешенством сопряжены с высоким риском инфицирования и требуют проведения профилактической постконтактной вакцинации. Описаны случаи передачи бешенства от донора к реципиенту через инфицированный трансплантат роговицы, а также после пересадки органов (легких, печени, почек) и сосудов.

Клиника. Случаем, подозрительным на инфицирование вирусом бешенства с развитием клиники заболевания считается: случай с симптомами менингоэнцефалита и (или) гидрофобии и аэрофобии при наличии в анамнезе укуса или ослюнения больным бешенством животным или подозрительным на это заболевание животным.

Обратите внимание! Для диагностики бешенства рекомендуется обратить внимание на наличие в анамнезе в течение последнего месяца до заболевания укуса или ослюнения диким или домашним животным, контакта с диким или домашним животным, характер профессиональной занятости (ветеринары, охотоведы, работники зверопитомников и приютов для бездомных собак, кинологи), содержание дома собак, контакт с дикими животными (охотники). Следует учитывать, что инкубационный период бешенства определяется локализацией и тяжестью нанесенных повреждений и составляет от нескольких дней до 6 лет и более. Наиболее короткая инкубация наблюдается при укусе лица, головы, затем верхних конечностей и максимально длинная - при укусе в нижние конечности.

В начале болезни больной может предъявлять жалобы на появление неприятных ощущений и болей в месте укуса (жжение, тянущие боли с иррадиацией к центру, зуд, гиперестезия кожи), бессонницу, раздражительность, повышение температуры, чувство нехватки воздуха. Патогномоничными признаками разгара болезни являются невозможность пить воду (гидрофобия), аэрофобия, развитие приступов психомоторного возбуждения, слюнотечение, бред и галлюцинации. Для развития клинической симптоматики бешенства (гидрофобии) характерно постепенное начало заболевания в течение 1 - 3 дней с периода предвестников (продромальный период): возможна лихорадка, чаще субфебрильная, повышенная чувствительность к слуховым и зрительным раздражителям, гиперестезия кожи. В области уже зарубцевавшейся раны иногда вновь появляются местные воспалительные явления, рубец становится красным и припухает. Наблюдают также повышение эмоциональной активности продолжительностью от нескольких часов до нескольких дней. При укусах в лицо возникают обонятельные и зрительные галлюцинации. Больной замкнут, апатичен, отказывается от еды, плохо спит, также сон у него сопровождается устрашающими сновидениями.

Начало острого энцефалита проявляется приступами психомоторного возбуждения. Вскоре присоединяются изменение сознания, галлюцинации, агрессивность, буйство, бредовые идеи, мышечные спазмы и судороги. Больной пытается убежать, укусить, нападает с кулаками. На этом фоне возникает приступ болезни («пароксизм бешенства»), сопровождающийся судорогами мышц глотки, гортани, диафрагмы, возможно нарушение дыхания и глотания. Характерны психомоторное возбуждение, гиперсаливация, рвота, что приводит к обезвоживанию. Приступы длятся несколько секунд или минут, в дальнейшем частота их нарастает, провоцируют их попытка пить (гидрофобия), дуновение воздуха (аэрофобия), яркий свет (фотофобия) или громкий звук (акустикофобия). Эти явления нарастают в своей интенсивности, так что одно напоминание о воде или звук льющейся жидкости вызывает спазмы мышц глотки и гортани. Дыхание становится шумным в виде коротких судорожных вдохов, на высоте приступа возможна остановка дыхания. Между приступами сознание, как правило, проясняется. К симптомам энцефалита вскоре присоединяются признаки нарушения стволовых функций. Поражение черепно-мозговых нервов ведет к диплопии, парезу лицевых мышц, невриту зрительного нерва, нарушению глотания. Слюнотечение в сочетании с дисфагией приводят к появлению пены изо рта, что очень характерно для больных бешенством. Наблюдается тахикардия, гипертермия.

Следующая стадия болезни - паралитическая. Через 2 - 3 дня прекращаются судороги и возбуждение, проясняется сознание. На фоне мнимого улучшения состояния развиваются параличи мышц конечностей, языка, лица. Смерть наступает от паралича дыхательного или сосудодвигательного центра. Среди умерших от бешенства подавляющее большинство (88 - 90%) не обращались за медицинской помощью и соответственно не получили своевременного антирабического лечения.





Обратите внимание! Возможны различные варианты течения болезни: отсутствие продромального периода или развитие «тихого» бешенства - характерно развитие восходящих параличей, напоминающих синдром Гийена - Барре. Именно «тихое бешенство» превалирует в клинической картине бешенства в течение последних двух десятилетий в РФ. Исход заболевания - смерть больного. В отсутствие интенсивной терапии (искусственной вентиляции легких - ИВЛ) через 4 сут после появления первых симптомов умирает половина больных, через 20 сут - все заболевшие. Если проводится ИВЛ, возможно развитие поздних осложнений: синдром гиперсекреции антидиуретического гормона, несахарный диабет, нестабильность гемодинамики, аритмии, респираторный дистресс-синдром взрослых, желудочно-кишечные кровотечения, тромбоцитопения и др.

Диагностика и лечение. Диагноз бешенства в типичных случаях не представляет какихлибо трудностей и может быть поставлен клинически. Лабораторная диагностика служит подспорьем для проведения дифференциальной диагностики бешенства с другими заболеваниями ЦНС. При выявлении менингеальных знаков проводится люмбальная пункция с исследованием СМЖ. В ликворе определяется повышение давления, отмечают лимфоцитарный плеоцитоз, умеренное повышение содержания белка. Заболевшие бешенством подлежат госпитализации в инфекционный стационар в отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Эффективное этиотропное лечение бешенства не разработано.


[увеличить]


Подробнее о бешенстве, в т.ч. о диагностике и лечении в следующих источниках:

статья «Бешенство. Актуальные вопросы» Никифоров В.В. Авдеева М.Г.; ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» МЗ РФ, г. Москва; ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» МЗ РФ, г. Краснодар (журнал «Эпидемиология и инфекционные болезни» №6, 2017) [читать];

методические рекомендации для студентов медицинских ВУЗов «Диагностика, лечение и профилактика бешенства» ГБОУ ВПО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ, М.А. Пройдаков, Ю.М. Амбалов; Ростов-на-Дону, 2014 [читать];

статья «Проблема клинико-эпидемиологического обоснования диагноза бешенства на примере клинического наблюдения» Никифоров В.В., Малов В.А., Трусова Н.В.; ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова МЗ РФ, Москва; ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова МЗ РФ, кафедра инфекционных болезней МПФ, Москва; ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве», Москва (журнал «Эпидемиология и инфекционные болезни» №4, 2016) [читать];

статья «Эпидемиологические, диагностические и клиникоморфологические аспекты бешенства у человека» Головчак Г.С., Сухорукова А.Б., Марковский В.Д., Сорокина И.В., Борзенкова И.В., Мирошниченко М.С., Плитень О.Н., Сакал А.А.; Харьковский национальный медицинский университет; ГУ «Харьковский областной лабораторный центр Госсанэпидслужбы Украины» (журнал «Annals of Mechnikov Institute» №2, 2014) [читать];

документ, излагающий позицию ВОЗ «Антирабические вакцины» Final for WER 9 Jul 2010 [читать]


© Laesus De Liro


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Белок S100B

[читать] (или скачать)
статью в формате PDF


В настоящее время для определения повреждения центральной нервной системы (ЦНС) используют специфические биохимические маркеры (глиальные и нейрональные специфические белки). К нейрональным маркерам относятся нейронспецифическая енолаза (НСЕ); N-ацетиласпартата (НАА), лактат-липидный комплекс. Глиальными маркерами являются белок S100, основной белок миелина (МВР), глиальный кислый фибриллярный белок (ГФКБ). Данное сообщение посвящено глиальным белкам семейства S100.

Глиальные белки семейства S100, которые продуцируются главным образом астроцитами (а также в шванновских клетках центральной нервной системы) были открыты B. Moor в 1965 году. S100 белки составляют самую большую подгруппу так называемых «EF-hand» кальций-связывающих белков (по структуре кальций-связывающего участка: спираль E - петля - спираль F), к которым, для примера, относятся также кальмодулин и тропонин С. Название «S100» связано со способностью белков этого семейства растворяться в 100% растворе сульфата аммония при рН 7,2. Концентрация протеина S100 в мозге в 100 000 раз превышает содержание в других тканях. При этом основная часть белков S100 (до 85 - 90% от общего содержания в нервной ткани) сосредоточена в астроцитах; 10 - 15% расположены в нейронах, минимальное их количество определяется в олигодендроцитах. Белки S100 синтезируются глиальными клетками, а затем транспортируются в нейроны.

Семейство белков S100 состоит из 17 тканеспецифичных мономеров, два из которых: α (или S100A1) и β (или S100B) образуют гомо и гетеродимеры (чаще всего в пределах клетки белки S100 существуют как димеры), присутствующие в высокой концентрации в клетках нервной системы. Гомодимер S100(ββ) присутствует в высоких концентрациях в глиальных и шванновских клетках, гетеродимер S100(αβ) находится в глиальных клетках, гомодимер S100(αα) - в поперечно полосатых мышцах, печени и почках (таким образом, белок S100B - специфичен для нервной ткани). Белок метаболизируется почками, время полураспада составляет 2 часа.

В настоящее время к семейству S100 отнесено, по крайней мере, 25 белков, которые в основном являются внутриклеточными кальций-сенсорными и кальций-связывающими белками с молекулярным весом 10 - 12 килодальтон. Для некоторых членов семейства S100 по казана возможность связывания с ионами цинка и меди. Захват ионов меняет пространственную организацию S100 белка и обеспечивает возможность связи с различными белками - мишенями их биологического действия (документировано более 90 потенциальных белков-мишеней).

Благодаря способности к регуляции активности ряда белков, S100A1 и S100B вовлечены в трансдукцию сигналов, контролирующих активность ферментов энергетического обмена в клетках мозга, кальциевый гомеостаз, клеточный цикл, функции цитоскелета, транскрипцию, пролиферацию и дифференцировку клеток, их подвижность, секреторные процессы, структурную организацию биомембран. Таким образом, различные изоформы и конформеры белков S100 представляют наиболее универсальные из известных макромолекул, которые участвуют в регуляции практически всех основных мембранных, цитоплазматических и ядерных метаболических процессов, связанных с обеспечением механизмов восприятия и интеграции поступающей в нервную систему информации, принимают участие в ответе генов раннего реагирования, в реализации генетических программ апоптоза и антиапоптозной защиты.

Для некоторых членов семейства белков S100 характерна способность секретироваться внеклеточно и проявлять свойства цитокинов. Предполагают, что биологическая роль S100B, секретируемого астроцитами, различна: в физиологических (наномолярных) концентрациях преобладает нейротрофический эффект в период развития или нервной регенерации, а в высоких (микромолярных) концентрациях - возможно проявление нейротоксических эффектов, вплоть до участия в патофизиологии нейродегенеративных заболеваний. Последнее может быть связано с тем, что S100B закодирован на длинном плече 21-й хромосомы (21q22.3), которая, как известно, вовлечена в транслокацию, вызывающую синдром Дауна.

Как было указано выше, белок S100B считается специфичным для нервной ткани. Впервые роль белка S100B как маркера повреждения ткани головного мозга была доказана при исследовании ликвора. Позднее в нескольких исследованиях, сначала у взрослых, а позже и у детей, обнаружены высокие концентрации белка при травмах головного мозга, опухолях мозга, нейродегенеративных заболеваниях, цереброваскулярных болезнях (в т.ч. при инсультах и субарахноидальном кровотечении), менингитах, энцефалитах, при перинатальной асфиксии (уровень белка S100B при рождении и в первые 2 - 3 суток жизни является одним из критериев прогноза адаптации у недоношенных и оценки тяжести поражения ЦНС) и др. Кроме того, повышенный уровень S100B в сыворотке был обнаружен при остановке сердца, после сердечной реанимации, в кардиохирургии при сердечно-легочном шунтировании. Обратите внимание: Значения концентрации белка S100B в крови ниже 0,105 мкг/л минимизируют вероятность внутричерепных повреждений и коррелируют с отрицательными результатами компьютерной томографии.

Таким образом белок S100B является неспецифическим маркером, однонаправлено реагирующим в виде повышения его уровня в ответ на механические, гипоксические, ишемические, биохимические и др. нейротоксические факторы. Поэтому измерение S100 при неврологических нарушениях сравнивают с измерением С-реактивного белка (СРБ) при системном воспалении (обратите внимание: повышенная секреция S100Β характерна и для злокачественной меланомы). Тем не менее белок S100B удовлетворяет основным критериям маркера повреждения головного мозга, что подтверждается следующими фактами: [1] благодаря современным технологиям, белок S100B легко измерить количественно, используя минимальный объем исследуемого образца (что особенно важно в перинатальной медицине); [2] белок S100B обнаруживается во многих биологических жидкостях, с хорошей воспроизводимостью результатов; [3] по данным многочисленных исследований, белок S100В известен в качестве раннего лабораторного признака мозговых повреждений различного генеза.


Подробнее о клиническом значении белка S100B читайте в следующих статьях:

статья «Астроцитарные белки головного мозга: структура, функции, клиническое значение» А.В. Краснов; Медицинский центр Банка России, Москва; Неврологический журнал, № 1, 2012 [читать];

статья «Диагностическая значимость белка S100B при критических состояниях» Н.В. Белобородова, И.Б. Дмитриева, Е.А. Черневская; НИИ общей реаниматологии им. В.А. Неговского РАМН, Москва; журнал «Общая реаниматология», 2011, VII; 6 [читать];

статья «Маркеры нарушений нервной системы» www.biochemmack.ru [читать];

статья «Диагностическая значимость определения белка S100β у пострадавших с черепно-мозговой травмой легкой степени тяжести» А.Э. Талыпов, Ю.В. Пурас, М.А. Годков, Ф.А. Шарифуллин, Н.С. Куксова, Е.А. Сосновский, В.В. Крылов; НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №12, 2010) [читать];

статья «Маркеры повреждения головного мозга при тяжелой сочетанной травме» Е.В. Григорьев, Е.А. Каменева, Т.Г. Гришанова, А.В. Будаев, О.А. Дербенева; ГОУ ВПО Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава; УРАМН НИИ комплексных проблем сердечнососудистых заболеваний СО РАМН, Кемерово; журнал «Общая реаниматология», 2010, VI; 2 [читать];

статья «Нейроспецифический белок S100B в прогнозе нарушений раннего неонатального периода у новорожденных» Акрамова Х.А.; Ассистент Ташкентского педиатрического медицинского института; Международный Научный Институт «Educatio» III (10), 2015 [читать];

статья «Клиническая значимость протеина S-100 как маркера острого церебрального повреждения» О.А. Дербенева, ГБОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия» МЗ РФ, г. Кемерово (Journal of siberian medical sciences, №2, 2013) [читать]



статья «Нейронспецифические белки - маркеры энцефалопатии при тяжелой сочетанной травме» Григорьев Е.В., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», УРАМН НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний СО РАМН, г. Кемерово, Россия, Вавин Г.В., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», Гришанова Т.Г., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава» Будаев А.В., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава» Дербенева О.А., ГОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия Росздрава», МУЗ «Городская клиническая больница №3 им. М.А. Подгорбунского», г. Кемерово; журнал «Медицина неотложных состояний» №2(27), 2010 [читать] или [читать];

статья «Белок S100В: нейробиология, значение при неврологической и психиатрической патологии» Траилин А.В., Левада О.А., Запорожская медицинская академия последипломного образования; www.eurolab.ua [читать];

статья «Релиз-активные антитела к белку S100 способны корректировать течение экспериментального аллергического энцефаломиелита» К.К. Ганина, Ю.Л. Дугина, К.С. Жавберт, И.А. Эртузун, О.И. Эпштейн, И.Н. Абдурасулова; ООО «НПФ «Материа Медика Холдинг»; ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины», Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №6, 2015) [читать];

статья «Спектр фармакологических эффектов антител к белку S100 в релизактивной форме и механизмы их реализации» Г.Р. Хакимова, Т.А. Воронина, Ю.Л. Дугина, И.А. Эртузун, О.И. Эпштейн; ООО «НПФ «Материа Медика Холдинг»; ФГБНУ «Научно-исследовательский институт фармакологии им. В.В. Закусова», Москва; ФГБНУ «Научно-исследовательский институт общей патологии и патофизиологии», Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №4, 2016) [читать].


© Laesus De Liro


Электронейромиография


 

Электронейромиография (ЭНМГ) – метод исследования спонтанной и вызванной биоэлектрической активности мышечных и нервных волокон, предложенной в 1969 г. H. Cohen и J.Brumlik. Истоки ЭНМГ следует отнести к классическим экспериментам Л. Гальвани, который не только доказал существование «животного электричества», но и продемонстрировал возможность его распространения по нервному стволу. ЭНМГ включает три условно самостоятельные методики: поверхностную электромиографию (ЭМГ), игольчатую ЭМГ и стимуляционную ЭМГ. ... материал в работе

Справочная информация (тиреотропный гормон и горомны щитовидной железы)



Тиреотропный гормон (тиротропин, ТТГ)

• тиреотропный гормон (тиротропин, ТТГ) вырабатывается аденогипофизом (передней долей гипофиза). Оказывает стимулирующее влияние на все этапы синтеза гормонов щитовидной железы; является одним из основополагающих тестов для оценки ее функции; во время беременности уровень ТТГ несколько снижается
• материал для исследования: кровь (сыворотка); объём сыворотки, необходимый для проведения анализа - 0,1 мл, время анализа - 3-4 часа
• подготовка к исследованию: забор крови осуществляется строго натощак (через 6-8 часов после последнего приема пищи) в утренние часы (до 12 часов)
• референс – значения: 0,4 – 4,0 мМЕ/мл
• интерпретация результатов: исследование является количественным


Тироксин (Т4-общий)

• является основным тиреоидным гормоном, секреция которого в десятки раз превышает образование Т3; большая часть циркулирующего в крови тироксина в результате дейодирования превращается в более активный трийодтиронин; процесс дейодирования представляет собой важный механизм регуляции выработки активного гормона самой клеткой
• в подавляющем большинстве случаев при клинически выраженном гипертиреозе содержание Т4 в крови повышено, а при гипотиреозе снижено, но в некоторых случаях (например, при субклиническом гипер- или гипотириозе) общий Т4 остается в норме, тогда как уровень свободного изменяется в несколько раз; поэтому диагностически важным является определение именно свободного Т4
• материал для исследования: кровь (сыворотка)
• референс – значения: 62,68 – 150,83 нмоль/л
• интерпретация результатов: исследование является количественным


Тироксин свободный (Т4-свободный)

• Т4-свободный является фракцией циркулирующего в крови тироксина, не связанного с белками крови; составляет 0,03% общего Т4; данный показатель используется в качестве наиболее адекватного и прямого маркера гормональной функции щитовидной железы
• материал для исследования: кровь (сыворотка); объем сыворотки, который необходим для проведения анализа равен 0,1 мл, продолжительность анализа - 3-4 часа
• подготовка к исследованию: забор крови осуществляется строго натощак (через 6-8 часов после последнего приема пищи) в утренние часы (до 12 часов)
• референс – значения: 9.0-19.1 пмоль/л
• интерпретация результатов: исследование является количественным


Трийодтиронин (Т3-общий)

• трийодтиронин (Т3) синтезируется фолликулярными клетками щитовидной железы, но большее его количество образуется в периферических тканях путем дейодирования (отщепления молекулы йода) тироксина; активность Т3 в 3-5 раз превышает активность Т4, хотя уровень Т4 в крови намного превышает уровень Т3
• основная часть Т3 циркулирует в связанном с белками плазмы состоянии; эта часть не обладает биологической активностью; поэтому определение уровня общего Т3 диагностически менее значимо по сравнению с определением уровня свободной (не связанной с белками) фракции этого гормона
• материал для исследования: кровь (сыворотка)
• подготовка к исследованию: забор крови осуществляется строго натощак (через 6-8 часов после последнего приема пищи) в утренние часы (до 12 часов)
• референс – значения: 0,89 – 2,44 нмоль/л
• интерпретация результатов: исследование является количественным


Трийодтиронин свободный (Т3-свободный)

• трийодтиронин (Т3) синтезируется щитовидной железой, но основное количество Т3 образуется вне щитовидной железы при дейодировании (отщеплении молекулы йода) Т4; активность Т3 в 3-5 раз превышает активность Т4, хотя уровень Т4 в крови намного превышает уровень Т3; свободный Т3 является активной частью общего Т3, составляя всего 0.3 %, но именно эта фракция Т3 обеспечивает весь спектр метаболической активности
• материал для исследования: кровь (сыворотка); объемы сыворотки, который необходимы для проведения анализа равен 0,025 мл, продолжительность анализа - 3-4 часа
• подготовка к исследованию: забор крови осуществляется строго натощак (через 6-8 часов после последнего приема пищи) в утренние часы (до 12 часов)
• референс – значения: 2.63-5.70 пмоль/л
• интерпретация результатов: исследование является количественным


© Laesus De Liro