Laesus De Liro (laesus_de_liro) wrote,
Laesus De Liro
laesus_de_liro

Category:

Вирус герпеса человека 6-го типа



Герпесвирусы (Herpesviridae) - большое семейство ДНК-содержащих вирусов, вызывающих разнообразные болезни не только у человека, но и других млекопитающих. Выделяют 8 различных вирусов семейства Herpesviridae : вирус простого герпеса (ВПГ) 1-го и 2-го типа (ВПГ-1 и ВПГ-2); вирус опоясывающего лишая, или вирус герпеса человека (ВГЧ) 3-го типа (ВГЧ-3); ВГЧ 4-го типа, или вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ); ВГЧ 5-го типа, или цитомегаловирус (ЦМВ); ВГЧ 6-го и 7-го типа (ВГЧ-6 и ВГЧ-7); ВГЧ 8-го типа, или вирус, ассоциированный с саркомой Капоши (ВГЧ-8).



читайте также пост: Вирус Эпштейна-Барр (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]



ВГЧ-6 был впервые выделен и идентифицирован в 1986 г. у больных с лимфопролиферативными заболеваниями, был назван В-лимфотропным вирусом и первоначально получил название «человеческого В-лимфотропного герпесвируса» (HBLV - human B-lymphotropic virus).

Согласно международной классификации, ВГЧ-6 - ДНК-вирус подсемейства Betaherpesvirinae рода Roseolovirus, имеет два серологических подтипа - 6А (более нейровирулентный) и 6B (чаще выделяется у пациентов с лимфопролиферативными и иммуносупрессивными заболеваниями). Установлено, что подавляющее большинство регистрируемых заболеваний ассоциировано с ВГЧ-6B. По данным статистики, от 72 до 95% населения серопозитивно к ВГЧ-6В. В настоящее время установлено, что около 1% населения имеет так называемый хромосомно-интегрированный вариант ВГЧ-6-инфекции (хи-ВГЧ6 [следует отметить, что распространенность интеграции при других герпетических инфекциях значительно ниже]). В настоящее время нет однозначных данных о каких-либо последствиях или проблемах со здоровьем у носителей хи-ВГЧ-6. Не ясно, как часто активируется хи-ВГЧ-6, существуют лишь единичные наблюдения.

Вирион ВГЧ-6, как и у других герпесвирусов, представляют собой довольно крупную частицу (150 - 200 нм в диаметре) и состоит из нуклеокапсида и наружной оболочки (суперкапсида). Нуклеокапсид (или сердцевина) организован по типу кубической симметрии и состоит из 162 капсомеров. Суперкапсид пронизывают гликопротеиновые шипы, образованные белками ядерной мембраны, обеспечивающие прикрепление (взаимодействуя с рецептором CD46 на клеточной мембране) и проникновение вирусов практически во все клетки человека (см. далее). Между нуклеокапсидом и суперкапсидом расположен покровный слой-тегумент, содержащий белки, необходимые для начала воспроизводства новых вирусов.

Серологические исследования показали повсеместность случаев инфекции, вызванной ВГЧ-6: она была обнаружена во всех странах, где проводились исследования. Основным путем передачи вируса в естественных условиях является воздушно-капельный (выделение ВГЧ-6, определение вирусных белков и ДНК в образцах слюны и мокроты указывают на то, что вирус находится в организме человека в слюнных железах). Не исключен вертикальный путь заражения (антигены вируса обнаружены в абортивном материале при спонтанных абортах), половой путь передачи вируса и перинатальная инфекция. Длительная репродукция при острой инфекции и персистенция ВГЧ-6 в клетках крови внешне здоровых людей, включая доноров, является серьезным фактором риска передачи вируса при переливании крови и ее компонентов, трансплантации органов и тканей.

Инфицирование обычно происходит на первом или втором году жизни (при рождении большинство детей серопозитивны за счет материнских антител, титр которых снижается к 5 - 6 месяцам). В течение первых 2 - 3 лет жизни практически все дети инфицируются ВГЧ-6 и формируют собственный, адаптивный иммунитет. Наиболее активен этот процесс (по показателям сероконверсии) у детей в возрасте 6 - 12 месяцев. Первичная инфекция проявляется у детей обычно в форме внезапной экзантемы (exanthema subitum, шестая болезнь, детская розеола) с лихорадкой (нередко с фебрильными судорогами) или в форме лихорадки без сыпи, или протекает латентно. В большинстве случаев первичная ВГЧ-6-инфекция у иммуно-компетентных пациентов представляет собой доброкачественное, самоограничивающееся заболевание, которое заканчивается спонтанным выздоровлением. Как и другие герпетические вирусы, ВГЧ-6 не элиминируется из организма и пожизненно сохраняется в мононуклеарах крови (моноцитах/макрофагах). Выделение ВГЧ-6 из образцов слюны указывает на то, что вирус находится также в клетках паренхимы слюнных желез и их выводных протоков.

Однако вирус способен к реактивации в организме иммунокомпрометированных пациентов после длительной латенции, по прошествии многих лет после первичного инфицирования. При этом развиваются самые разнообразные органные поражения и системные проявления, поскольку ВГЧ-6 обладает иммунодепрессивными и нейротропными свойствами (длительная лихорадка [острое лихорадочное заболевание], энцефалит, эпилептические приступы, пневмония и др. [см. далее]). Инфекция [ВГЧ-6] может реактивироваться, например, у пациентов с иммунодефицитами, в том числе у пациентов, которые получают иммуносупрессивную терапию и/или перенесли трансплантацию гемопоэтических клеток.

Обратите внимание! Реактивация может провоцироваться некоторыми лекарственными средствами: амоксициллин, ванкомицин, дапсон, габапентин, карбамазепин, фенобарбитал, фенитоин, вальпроевая кислота, ибупрофен, напроксен, аллопуринол, дексаметазон, сульфасалазин, котримоксазол (лекарственно-индуцированный синдром гиперчувствительности или лекарственная сыпь с эозинофилией и системными проявлениями).

ВГЧ-6 способен инфицировать эпителиоциты, эндотелиоциты, гепатоциты, эмбриональные астроциты, олигодендроциты, предшественники глиальных клеток, микроглии, фибробласты, стволовые клетки (CD34+), дендритные клетки, мононуклеарные клетки крови, но наиболее эффективно ВГЧ-6 реплицируется (in vitro) в CD4+ T-лимфоцитах, проявляя цитопатическое действие. Вирус проявляет тропизм к широкому спектру клеток хозяина: его обнаруживают в лимфатических узлах, клетках почек, в слюнных железах, мозге.

Группа ученых Национального института неврологических нарушений в Бетесде, США (Viral Immunology Section, National Institute of Neurological Disorders and Stroke, Bethesda) предприняла попытку выяснить, как ВГЧ-6 может проникнуть в мозговую ткань. Авторы, проанализировав образцы со слизистой оболочки носа, обнаружили ВГЧ-6 в 50% случаев. В дальнейших экспериментах авторы установили, что глиальные клетки, сопровождающие обонятельный тракт от носовых рецепторов до мозга, чувствительны к этому вирусу и могут служить ему проводниками в проникновении в нейроглиальные клетки: олигодендроциты, микроглию и астроциты - фагоцитирующие макрофагальные клетки ЦНС.

Известно, что глиальные клетки выполняют опорную, разграничительную, трофическую функции, участвуют в росте нервной ткани, поддерживают гомеостаз за счет обратного захвата медиаторов и ионов калия, извлечения глутамата и ионов калия из синаптической щели после передачи сигнала между нейронами; гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) участвует в генерации кальциевых сигналов в ответ на нейрональную активность, контроль кровотока. Олигодендроциты и астроглия участвуют в миелинизации аксонов ЦНС, изоляции аксона, и, как следствие, миелинизации (возможности быстрого сальтаторного проведения нервных импульсов по перехватам Ранвье, остающимися между изолированными участками, а также в трофической функции.

Также американскими учеными продемонстрировано, каким образом ВГЧ-6 распространяется по нервной системе и нарушает передачу нервных импульсов. Митохондрии, являясь внутриклеточными органеллами клеток нейроглии, отвечают за снабжение их энергией, взаимодействие с другими клетками (контакты между аксонами отдельных нейронов) и саморазрушение инфицированной клетки. Их активность и направление движения определяется, в частности, концентрацией кальция во внутриклеточном матриксе. В норме максимум содержания кальция в аксоне наблюдается в момент получения сигнала от другого нейрона. Митохондриальный белок Miro позволяет митохондриям зафиксировать этот момент и переместиться на участок синапса, где наблюдается выброс кальция. Там Miro останавливает митохондрии, и они обеспечивают энергией процесс передачи нервного импульса. При попадании ВГЧ-6 внутрь нервной клетки возрастает уровень внутриклеточного кальция. Белок Miro останавливает митохондрии, тем самым блокируя передачу нервных импульсов. При этом передвижение митохондрий осуществляется вдоль микротрубочек, пронизывающих матрикс клетки, при помощи моторных белков динеина и кинезина-1. Поскольку при повышенной концентрации кальция митохондрии лишены способности двигаться, кинезин-1 оказывается свободным, при этом ВГЧ-6 использует его для собственного перемещения внутри нервной клетки. Этими механизмами достаточно четко объясняется блок потребления кальция и водно-электролитных нарушений в синаптической ткани, следствием чего является судорожный синдром при инфицировании ВГЧ-6.

Клинически ВГЧ-6 проявляется полиморфизмом и может скрываться под различными масками. Это обусловлено не только формой инфекции, но и штаммовыми различиями вируса. Так, к заболеваниям, которые ассоциированы с первичной острой ВГЧ-6-инфекцией, относятся:

[1] синдром хронической усталости (миалгический энцефаломиелит [значение ВГЧ-6 в возникновении данного синдрома обсуждается различными авторами, но доказательства, подтверждающие эту гипотезу, неоднозначны]);
[2] внезапная экзантема у новорожденных и более старших детей;
[3] судороги с фебрильной провокацией;
[4] инфекционный мононуклеоз у подростков и взрослых, не связанный с инфекцией, вызванной вирусом Эпштейна-Барр;
[5] гистиоцитарный некротический лимфаденит, некоторые заболевания центральной нервной системы (ЦНС), в частности энцефалит, ассоциированный с ВГЧ-6 (нередко характер поражения мозга описывается как тяжелый панэнцефалит или очаговый некротический энцефалит), и др.

Выделяют также заболевания, ассоциированные с персистирующей ВГЧ-6-инфекцией:

[1] лимфопролиферативные (иммунодефицит, лимфаденопатия, поликлональная лимфопролиферация);
[2] злокачественные лимфомы (неходжкинская лимфома, периферическая Т-клеточная лейкемия, В-клеточная лимфома, дерматопатическая лимфаденопатия, болезнь Ходжкина, синусоидальная В-клеточная лимфома, а также плеоморфная Т-клеточная лимфома).

Обратите внимание! ВГЧ-6, сравнительно недавно внесенный в перечень известных человеческих патогенов, который претендует на роль этиологического агента таких заболеваний, как рассеянный склероз (см. далее), энцефалит (менингоэнцефалит, энцефаломиелит), лихорадка у детей с судорожным синдромом, инфекционный мононуклеоз, «внезапная экзантема». Имеются данные о том, что ВГЧ-6 является кофактором ВИЧ и СПИДа, некоторых форм карцином шейки матки и назофарингеальных карцином. Установлено, что более чем у половины детей с фебрильными судорожными приступами выявляются маркеры активной ВГЧ-6 инфекции в крови. С ВГЧ-6-инфекцией связывают также развитие медиальной височной эпилепсии. С высокой частотой ДНК ВГЧ-6 обнаруживаются в биоптатах из глиом. Также при ВГЧ-6-инфекции патология ЦНС сопровождается нарушением памяти, усталостью и трудностями в познавательной деятельности и острым лимбическим энцефалитом. Иногда (редкие формы) острая ВГЧ-6-инфекция приводит к пневмонии, мононуклеозоподобному синдрому, миокардиту, тромбоцитопенической пурпуре, розеолезно-папулезной экзантеме по типу «перчаток и носков», папулезному акродерматиту (синдром Джанотти-Крости), пурпуре. У детей раннего возраста, перенесших ВГЧ-6-инфекцию, регистрировали развитие синдрома Гийена-Барре, поражение лицевого нерва. Установить этиологическую роль ВГЧ-6 при перечисленных состояниях непросто, поскольку вирус может активироваться вторично при ряде острых заболеваний.

Появились доказательства того, что ВГЧ-6 играет роль в развитии рассеянного склероза (РС), нередко выступая в качестве активатора других вирусов - вируса Эпштейна-Барра или эндогенных ретровирусов (HERV-W). Показано, что определенные структуры, кодирующиеся геномом ВГЧ-6 , идентичны антигенам основного белка миелина. Важно, что и количество T-клеток, и титр антител к этим аминокислотным последовательностям были существенно выше у пациентов с РС. Кроме того, инфицированные в пробирке глиальные клетки продемонстрировали способность ослаблять клеточный иммунный ответ и увеличивали число олигодендроцитных маркеров, что свидетельствует о возможности ВГЧ-6-инфекции влиять на механизмы восстановления нервной ткани.

Современная диагностика инфекции ВГЧ-6 базируется на комплексных методах определения антигенов вируса и антител к ним. Наиболее трудны для диагностики персистирующая и латентная формы инфекции. Общепринято обнаружение ДНК ВГЧ-6 в лимфоцитах периферической крови или в других тканях методом гибридизации (полимеразная цепная реакция, ПЦР). Наиболее чувствительным методом для диагностики первичной инфекции (около 90%) является детекция ДНК ВГЧ-6 в плазме и определение титра вирусной нагрузки количественным методом, однако это может свидетельствовать и о реактивации хронической инфекции. ПЦР с использованием обратной транскриптазы, разработанная недавно, позволяет надежно дифференцировать латентную инфекцию ВГЧ-6 и реактивацию инфекции.

Существует целый ряд серологических методов определения ВГЧ-6-инфекции: иммунофлюоресцентный метод (в т.ч. непрямая реакция иммунофлюоресценции [НРИФ]), иммуноферментный анализ (ИФА), иммуноблот, иммунопреципитация (доступные в настоящий момент серологические тест-системы не позволяют дифференцировать серологические подтипы ВГЧ-6 - А и B). Наиболее часто используется ИФА. При этом только комплексный анализ полученных результатов позволяет правильно определить стадию заболевания (и подбирать рациональную терапию). Современные представления о стадии развития ВГЧ-6-инфекции в зависимости от наличия тех или иных ее маркеров представлены в таблице:




Наличие только антител класса IgG (ИФА) к ВГЧ-6 в средних (1:250 - 1:500) и высоких титрах (IgG в титре ≥ 1:500) свидетельствует о не так давно перенесенной инфекции; наличие только антител класса IgG к ВГЧ-6 в низких титрах - свидетельствует о том, что у ребенка был контакт с вирусом и организм ответил слабовыраженной иммунной реакцией. Присутствие антител класса IgG к ВГЧ-6 в низких титрах при наличии антигенов или ДНК свидетельствует о развитии заболевания в латентной форме, либо в острой, но при слабой наработке организмом антител (дети с иммунодефицитными состояниями различной природы); присутствие антител класса IgG к ВГЧ-6 в высоких титрах в сочетании с обнаружением антигенов или ДНК, свидетельствует об острой стадии заболевания (как при первичном инфицировании, так и на стадии реактивации инфекции).

Терапия инфекции, ассоциированной с ВГЧ-6, до сих пор не стандартизирована, подходы к лечению отличаются в зависимости от [1] региона, [2] возраста пациентов, [3] клинических проявлений и др. Чаще всего ВГЧ-6-инфекция представляет собой самоограничивающееся заболевание, при котором не показана специфическая терапия. Большинство детей с внезапной экзантемой выздоравливает спонтанно, без развития осложнений. Использование противовирусных препаратов может быть показано пациентам с тяжелыми формами заболевания, в основном иммунодефицитным больным. В настоящее время в лечении ВГЧ-6- инфекции эффективность ни одного из известных на сегодня противовирусных препаратов не доказана. Тем не менее, в исследованиях in vitro фоскарнет, ганцикловир и цидофовир продемонстрировали активность в отношении ВГЧ-6 (ацикловир обладает более низкой активностью против ВГЧ-6, чем ганцикловир - от 2 до 48 раз). Клинические исследования показали снижение уровня ДНК в сыворотке крови и ликворе у пациентов с ВГЧ-6-энцефалитом, получавших лечение фоскарнетом или ганцикловиром. Поэтому использование этих препаратов в лечении тяжелых форм ВГЧ-6- инфекции может быть рекомендовано пациентам, в первую очередь с иммунодефицитом, курсовым применением в течение 21 дня или даже более. Цидофовир предлагается в качестве альтернативного препарата в связи с его выраженной токсичностью. В России для терапии инфекции, ассоциированной с ВГЧ-6, применяются препараты, влияющие на систему интерферона. Интерфероны являются гуморальными факторами врожденного звена иммунитета. ИФН-α2β оказывает противовирусный эффект в первые часы после заражения, стимулирует активность эффекторных клеток, участвуя в запуске каскада адаптивного иммунитета и формирования долгосрочной иммунной защиты против герпесвирусной инфекции. Препараты данной группы успешно применяются ректально как у взрослых, так и у детей. Среди препаратов группы интерфероноиндукторов наибольшую доказательную базу по терапии герпесвирусной инфекции в острой и хронической форме имеет препарат Циклоферон (к тому же разрешенный в детской практике с 4 лет).


Подробнее о ВГЧ-6 и ВГЧ-6-инфекции в следующих источниках:

статья «Герпес 6-го типа: эпидемиология, диагностика, клинические варианты течения» М.С. Савенкова, Л.В. Вашура; Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова (журнал «Эффективная фармако-терапия» №23, 2017) [читать];

статья «Вирус герпеса человека 6-го типа: роль в поражении нервной системы» Е.В. Симонова, Ф.С. Харламова, В.Ф. Учайкин, И.М. Дроздова; ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова МЗ РФ, ГБУЗ «Морозовская ДГКБ ДЗМ», Москва, РФ (журнал «Педиатрия» №2, 2016) [читать];

статья «Современные представления об инфекции, вызванной вирусом герпеса человека 6 типа» Е.В. Мелёхина, А.Д. Музыка, М.Ю. Калугина, А.В. Горелов, О.Л. Чугунова; Клинический отдел инфекционной патологии ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, Москва; Кафедра госпитальной педиатрии №1 педиатрического факультета ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова, Москва (журнал «Архивъ внутренней медицины» №1, 2016) [читать];

статья «Инфекции, вызванные вирусами герпеса 6-го типа: современные особенности» В.А. Анохин, А.М. Сабитова; ГБОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет им. С.В. Курашова» МЗ РФ, Казань (журнал «Российский вестник перинатологии и педиатрии» №5, 2016) [читать];

статья «Герпес-вирусы и рассеянный склероз» Г.Ф. Железникова, Н.В. Скрипченко, Г.П. Иванова, А.В. Суровцева, Е.Ю. Скрипченко; ФГБУ «НИИ детских инфекций», Санкт-Петербург; ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет», Санкт-Петербург; ГБУЗ «Городской центр рассеянного склероза и аутоиммунных заболеваний», Городская клиническая больница №31», Санкт-Петербург (Журнал неврологии и психиатрии, №9, 2016) [читать];

статья «Проблемы диагностики и лечения заболеваний, вызванных β-герпесвирусами, на современном этапе» М.Ю. Калугина, Н.В. Каражас, Е.В. Мелёхина, Р.Е. Бошьян, Т.Н. Рыбалкина, Л.В. Феклисова, И.Б. Репина, Т.М. Лебедева, Н.Ю. Кан; ФГБУ «НИИЭМ им. Н. Ф. Гамалеи» МЗ РФ, Москва; ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н. И. Пирогова» МЗ РФ, Москва; ГБУЗ МО МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского, Москва (журнал «Клиническая микробиологич и антимикробная химиотерапия» №1, 2015) [читать];

статья «Хромосомно-интегрированный вирус герпеса человека 6 типа» М.А. Никольский, В.С. Голубцова; Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, Санкт-Петербург (журнал «Инфекция и иммунитет» №1, 2015) [читать];

статья «Значение вируса герпеса 6-го типа в генезе судорожного синдрома у детей» Л.В. Вашура, М.С. Савенкова, М.П. Савенков, М.Ю. Калугина, Н.В. Каражас, Т.Н. Рыбалкина, И.Р. Самсонович; Морозовская детская городская клиническая больница ДЗ г. Москвы; ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова МЗ РФ; ФГБУ НИИЭМ им. Н. Ф. Гамалеи МЗ РФ (журнал «Детские инфекции» №4, 2014) [читать];

статья «Течение инфекции, ассоциированной с вирусом герпеса человека 6-го типа, у детей» Е.В. Мелёхина, О.Л. Чугунова, А.Д. Николич, П.В. Шумилов, А.С. Акопян, М.Ю. Калугина; Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Москва; Детская городская клиническая больница №9 им. Г.Н. Сперанского, Москва; НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи, Москва (журнал «Детская больница №4, 2013) [читать]


© Laesus De Liro


Tags: герпес, инфекция, нейроинфекция
Subscribe

Posts from This Journal “нейроинфекция” Tag

  • Доброкачественный рецидивирующий лимфоцитарный менингит Молларе

    В настоящее время менингит Молларе (ММ) остается недостаточно изученным и редко встречающимся заболеванием, потому чаще всего является диагнозом…

  • Туберкулез центральной нервной системы

    … наиболее тяжелое и прогностически неблагоприятное проявление туберкулеза - туберкулез и центральной нервной системы (ЦНС), диагностика которого…

  • Корь

    СПРАВОЧНИК НЕВРОЛОГА Корь - это острая антропонозная (источником инфекции является только больной человек) высококонтагиозная вирусная…

  • Менингеальный синдром

    Клинические аспекты дифференциальной диагностики менингеального симптомокомплекса (МСК)как наиболее частого и важного синдрома практической…

  • Клещевые инфекции

    Введение. Среди десятков заболеваний, переносчиками которых являются клещи (наиболее значимы для нашей территории клещи рода Ixodes - I.…

  • Бактериальные гнойные менингиты

    … з анимают основное место среди больных отделений реанимации и интенсивной терапии инфекционных стационаров и являются одной из ведущих причин…

  • Нозокомиальный менингит

    Нозокомиальный менингит (далее - НМ) - это синдромокомплекс, связанный с нейрохирургической манипуляцией, как на головном, так и на спинном…

  • Бруцеллез (и нейробруцеллез)

    СПРАВОЧНИК НЕВРОЛОГА … бруцеллы такие же «мастера на все руки», как стрептококк, сифилитическая спирохета и палочка Коха (бруцеллез -…

  • Паразитарные заболевания нервной системы

    МАТЕРИАЛ ИЗ АРХИВА Нейроцистицеркоз. Цистицерк - личиночная стадия (финна) свиного цепня (Taenia solium). В биологическом цикле развития…

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments