Laesus De Liro (laesus_de_liro) wrote,
Laesus De Liro
laesus_de_liro

Category:

Церебральная амилоидная ангиопатия

[читать] (или скачать)
статью в формате PDF
пост обновлен 20.11.2018

Термин «амилоидоз» собирательное понятие, которое объединяет группу заболеваний, характеризующихся внеклеточным отложением (в интерстиции) специфического нерастворимого фибриллярного гликопротеина амилоида (амилоидных фибрилл – особых белковых структур диаметром 5 - 10 нм и длиной до 800 нм, состоящих из 2 и более параллельных разнонаправленных филаментов, образующих кросс-бета-складчатую конформацию). Структурные и химико-физические особенности амилоида определяются основным белком-предшественником, содержание которого в фибрилле достигает 80% и является специфичным признаком для каждого типа амилоидоза ([!!!] известно более 30 специфичных белков, способных формировать фибриллы амилоида).



перед дальнейшим чтением изложенного далее материала рекомендую прочитать пост: Амилоидоз (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]



Церебральная амилоидная ангиопатия (ЦАА) - это специфический патогистологический феномен, который проявляется прогрессирующей микроангиопатией [головного мозга] вследствие внеклеточного отложения аморфного интенсивно-эозинофильного вещества (β-амилоида [далее - Аβ]) в стенке [ее медии и адвентиции] корковых и лептоменингеальных артерий (небольших по калибру - диаметр от 2 мм), артериол (в меньшей степени - в капиллярах и крайне редко - в венулах) с высоким риском последующего их разрыва (при тяжелой ЦАА Аβ может лишь соседствовать с базальной мембраной или же полностью замещать гладкомышечные клетки, а затем и всю сосудистую стенку).




Ранее употреблявшийся термин «сенильная амилоидная ангиопатия» (учитывая заболевание у пожилых людей) в настоящее время практически не используется. Устаревшим является и название «конгофильная артериопатия» (по характерной окраске амилоида Конго красным). Важно, что ЦАА никогда не сочетается с системным или висцеральным амилоидозом (ЦАА не есть проявление генерализованного амилоидоза).

По данным аутопсии ЦАА определяется у 21% лиц в возрасте 61 года - 70 лет, у 42% лиц 71 года - 80 лет, у 57% лиц 81 года - 90 лет и у 69% лиц 91 года - 100 лет. У пациентов с деменцией в возрасте 80 - 90 лет ЦАА выявляется в 50 - 60%. Среди всех нетравматических ВМК частота гематом вследствие ЦАА составляет от 5 до 20%.

Аβ образуется в результате протеолитического расщепления его предшественника - трансмембранного гликопротеида APP [Amyloid Precursor Protein]; в процессе участвуют два фермента - β- и γ-секретазы, - которые «выщепляют» β-амилоид (белок длиной 40 или 42 аминокислотных остатка) из состава предшественника и секретируют его во внеклеточную область (обратите внимание: в составе Аβ при ЦАА имеется 40 фрагментов остатков аминокислот, в отличие от болезни Альцгеймера (БА), Аβ [амилоидная бляшка] которого состоит из 42 аминокислот в своей последовательности). Отложение Аβ разрушает нормальную структуру сосудистой стенки, вызывает развитие в ней фибриноидного некроза, микроаневризм, которые служат причиной кровоизлияний, расположенных, как правило, в коре и субкортикальном белом веществе (БВ). Кроме того, Аβ нарушает реактивность (ауторегуляцию) стенки артерий (и артериол) поверхности мозга, от которых отходят сосуды, кровоснабжающие БВ полушарий, а также вызывает легкое или умеренное сужение просвета церебральных артерий (как следствие, нарушение ауторегуляции мозгового кровотока и целостность гематоэнцефалического барьера). Патология капиллярного русла может служить причиной тканевой гипоксии и нейронального повреждения даже при сохраненном кровотоке. Эти изменения являются причиной небольших ишемических очагов в коре и диффузной ишемии БВ полушарий головного мозга (также ЦАА способствует развитию кортикальной атрофии независимо от наличия БА).

подробнее об Аβ в статье «Влияние β-амилоидного пептида на функции возбудимых тканей: физиологические и патологические аспекты» М.А. Мухамедьяров, А.Л. Зефиров; Казанский государственный медицинский университет, Казань (журнал «Успехи физиологических наук» №1, 2013) [читать]

Обратите внимание! Окклюзия или нарушение перфузии амилоидной бляшки в кортикальных сосудах, пораженных амилоидом, приводят к ишемическому повреждению серого вещества (кортикальные микроинфаркты) и белого вещества (демиелинизация и глиоз). Спонтанный разрыв пораженной амилоидом артерии (в том числе, вследствие ее микроаневризматических изменений) приводит к внутримозговым кровоизлияниям. Амилоид может также вызывать вторичные воспалительные изменения и в стенке сосуда, и периваскулярно, что является основой для развития ЦАА-ассоциированного васкулита (см. далее).



читайте также пост: Болезнь мелких сосудов (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]



Патогенез. Накопление Аβ (при спорадической ЦАА - см. далее) может быть связано с нарушением процесса его клиренса, осуществляемого через периваскулярные пространства (ЦАА рассматривается как ангиопатия, связанная с нарушением элиминации белков). В последнее десятилетие выяснено, что целостность мелких мозговых сосудов критична для обеспечения оттока из головного мозга интерстициальной жидкости. Многие вещества транспортируются в периваскулярную дренажную систему и системную лимфатическую циркуляцию. Поэтому цереброваскулярное отложение Аβ может рассматриваться в качестве индикатора недостаточности периваскулярного дренажа. Эта недостаточность может запускать дальнейшие патологические процессы, что приводит к усугублению дефицита клиренса и провоцирует клинически значимые кровоизлияния и ишемическое повреждение. Существует гипотеза, что периартериальный дренаж обусловлен пульсацией сосудов (эффект «доения»), которая снижается с возрастом и под воздействием сосудистых факторов риска. Возможно, именно нарушение дренажа в коре головного мозга приводит к расширению периваскулярных пространств (ПВП [син.: пространства Вирхова-Робина, криблюры]) в подлежащем белом веществе.



читайте также пост: Пространства Вирхова-Робина (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]



Обратите внимание! Накопление Аβ может происходить неравномерно. Преимущественно страдают корковые артерии в задних отделах мозга, особенно в затылочных долях. Соответственно в этих зонах чаще встречаются церебральные микрокровоизлияния. На поздних стадиях может вовлекаться мозжечок. Сосуды, кровоснабжающие другие части мозга, включая его глубинные структуры (таламус, базальные ганглии, белое вещество полушарий), а также ствол мозга остаются интактными. Ишемический инсульт может быть триггером для увеличения накопления Аβ.

Выделяют 2 основных типа ЦАА: [1] при 1-м типе ЦАА Аβ откладывается в корковых капиллярах, лептоменингеальных и корковых артериях, артериолах, реже венах и венулах; [2] при 2-м типе ЦАА при иммуногистохимическом исследовании Аβ преимущественно обнаруживается в лептоменингеальных и корковых сосудах, но не в корковых капиллярах. Частота аллеля APOEe4 при ЦАА 1-го типа в 4 раза выше, чем при ЦАА 2-го типа. Последний более тесно связан с АРОЕe2. ЦАА 1-го типа в большей степени связана с паренхиматозным отложением амилоида при БА.

Обратите внимание! Факторы риска развития ЦАА представлены в первую очередь возрастом и гомозиготностью по аллелям e2 и e4 гена APOE, кодирующего синтез аполипопротеина Е.



Справочная информация. Ген аполипопротеина Е (АпоЕ; англ. apolipoprotein E, APOE) активно изучается как один из наиболее известных генов-кандидатов, полиморфизм которого оказывает выраженное влияние на уровень липидов крови и предрасположенность к ряду сердечно-сосудистых и нейродегенеративных заболеваний.

АпоЕ обеспечивает поглощение холестерина клетками тканей через В, Е‐ рецепторы, способствует поглощению ремнантов хломикронов (то есть, остатков хиломикронов) и липопротеинов очень низкой плотности (ЛПОНП) печенью, активирует липопротеинлипазу и лицетинхолинацилтрансферазу, связывает гепароиды с эндотелиальными клетками, участвует в формировании богатых эфирами холестерина липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) и перераспределении липидов в тканях. Влияет на рост и репарацию нервной системы (таким образом, АпоЕ входит в состав липопротеинового комплекса, регулирующего метаболизм липидов, клеточных рецепторов и белков, ассоциированных с переносчиками липидов и участвующих в липолизе, транспорте и клиренсе холестерина, в том числе в метаболизме амилоида).

Ген, кодирующий белок АпоЕ (ген APOE), расположен на 19 хромосоме. Его размер составляет 3700 пар нуклеотидов. Ген содержит четыре экзона – области гена, кодирующие синтез белка. Ген APOE расположен вместе с генами апопротеинов C‐I и C‐II, а также ЛПНП‐рецептора. Полиморфизм гена APOE был впервые описан Утерманном (Utermann G.) и соавторами (1977). Три аллеля ‐ e2, e3 и e4 наследуются ко‐доминантно. Благодаря существованию трех различных аллелей в соответствующем локусе, белок апоЕ представлен несколькими изоформами. Гомозиготность по аллелям e2 и e4, как правило, ассоциирована с дебютом геморрагического инсульта в молодом возрасте и повышенным риском повторного инсульта. Установлено, что аллели e2 и e4 вызывают кровоизлияние по разным механизмам: e4 - путем повышенного отложения β-амилоида, а e2 - индуцирует структурные изменения в пораженных амилоидом сосудах, предрасполагая к их разрыву.



Выделяют [1] спорадические и [2] наследственные случаи ЦАА. Наиболее часто ЦАА встречается в спорадической форме. Спорадическая ЦАА (СЦАА) обладает большим генным полиморфизмом и, по данным современных исследований, часто ассоциируется с геном АРОЕ (с определенным АРОЕ-генотипом [см. выше]), пресенилином-1 и альфа-1-антихимотрипсином. СЦАА обычно развивается в пожилом и старческом возрасте, протекает в легкой форме и остается клинически невыраженной, тогда как у пациентов, имеющих симптомы ЦАА, ключевые проявления заболевания значительно варьируются и связаны с определенным биомаркером. Невыраженная СЦАА, наблюдаемая при старении и БА, вероятно, развивается, как было указано выше, вследствие связанной с возрастом недостаточности периваскулярного дренажа.

Редкие наследственные случаи ЦАА характеризуются аутосомно-доминантным наследованием (встречаются в более молодом возрасте - до 55 лет) и обусловлены специфическими мутациями генов. Выделяют [1] исландский тип ЦАА, при котором в сосудах откладывается аномальный микропротеин цистатин С, ингибитор цистеиновой протеазы (диагноз ставят на основании пониженного уровня цистатина С в спинномозговой жидкостиописаны редкие спорадические случаи ЦАА, обусловленные мутацией гена цистатина С); и [2] голландский тип ЦАА, который характеризуется отложением на стенках артерий коры и оболочек мозга Аβ (причиной заболевания считают точечную мутацию в гене, кодирующем белок-предшественник Аβ, в результате которой в Аβ в 22-й позиции Glu оказывается замещенным Gln).

Клиника. ЦАА - гетерогенный клинический синдром. Клинические варианты (паттерны) ЦАА включают в себя [1] спонтанные долевые внутримозговые кровоизлияния (ВМК) [в т.ч. церебральные микрокровоизлияния (ЦМК) - геморрагический инсульт], [2] различные клинические проявления в рамках болезни мелких (малых) сосудов (см. выше) - когнитивные нарушения (КН) и деменцию (в т.ч. ишемический [лакунарный] инсульт), а также [3] транзиторные фокальные неврологические эпизоды (ТФНЭ), которые получили образное название «амилоидное заклятие» и ассоциированы с конвекситальными субарахноидальными кровоизлияниями (САК) или корковым поверхностным сидерозом (КПС [см. далее]). [!!!] Обратите внимание: оценка специфического влияния ЦАА на когнитивные функции затруднена коморбидностью с БА и спорадической неамилоидной ангиопатией.

ЦМК сопряжены с риском возникновения и прогрессирования КН, что может быть связано как с локальным повреждающим эффектом, так и с наличием болезни мелких сосудов или ЦАА. ЦМК являются фактором риска развития инсульта. Наибольшее клиническое значение ЦМК, безусловно, связано с тем, что их наличие существенно повышает риск развития ВМК, особенно на фоне антитромботической терапии.

ТФНЭ, которые наблюдаются у 14% пациентов с ЦААС, являются специфическим клиническим проявлением КПС (см. далее). Они (т.е. ТФНЭ) представляют собой рецидивирующие, стереотипные, транзиторные (до нескольких минут или часов) эпизоды парестезий, онемения или парезов, парциальных моторных эпилептиформных эпизодов (например, встряхивания конечностями), зрительных нарушений (напоминающих ауру при мигрени, галлюцинации). Распространяющийся характер, небольшая продолжительность и стереотипность эпизодов могут указывать на их эпилептический генез, корковую распространяющуюся деполяризацию или вазоспазм. Наличие ТФНЭ свидетельствует о повышенном риске симптомных долевых ВМК. При выяснении анамнеза у пожилых пациентов с КН, особенно при наличии МРТ-маркеров ЦАА (см. далее), необходимо активно выявлять ТФНЭ. При обнаружении таких эпизодов и отсутствии данных нейровизуализации проводят МРТ головного мозга с применением последовательности SWI и оценкой КПС (см. далее). При подтверждении ТФНЭ могут быть назначены антиконвульсанты или препараты для профилактики мигрени.

ЦАА может проявляться массивным поражением в виде амилоидомы с накоплением амилоида в паренхиме головного мозга или вторичным отеком и глиозом вследствие васкулярного поражения. Реже ЦАА может манифестировать в виде обратимой лейкоэнцефалопатии с быстрым прогрессированием симптомов после некоторого улучшения и сопровождаться ишемическим инсультом.

Обратите внимание! Аβ может также вызывать вторичные воспалительные изменения и в [1] стенке сосуда, и [2] периваскулярно, что является основой для развития ЦАА-ассоциированного васкулита (церебрального амилоидного ангиита), клиническими проявлениями которого являются головная боль, судорожные припадки, подострое когнитивное снижение, очаговый неврологический дефицит и поражением белого вещества на МРТ. В задних отделах головного мозга изменения выражены больше, чем в передних. Воспалительная форма ЦAA, как правило, встречается у пожилых (и проявляется остро или подостро). APOE e2/e4-генотип имеет связь с ЦAA, опосредованной воспалением, что повышает риск воспалительной формы ЦАА.

Диагностика (нейровизуализация). Основные нейровизуализационные маркеры (паттерны) ЦАА: [1] долевые гематомы, [2] множественные строго долевые ЦМК, [3] КПС, [4] гиперинтенсивность белого вещества (в т.ч. лейкоареоз), [5] корковые микроинфаркты (лакунарные) и [6] видимые при магнитнорезонансной томографии (МРТ) [расширенные] ПВП в полуовальном центре (см. выше: ссылка нп пост «Пространства Вирхова-Робина»). Каждый маркер отражает какой-либо механизм патогенеза ЦАА (читайте также пост: Болезнь мелких сосудов [ссылка выше]). Эти механизмы являются самостоятельными, но между ними имеется взаимодействие.

Долевое ВМК. Долевая (лобарная) гематома [справочная информация] - гематома, расположенная в доле головного мозга или затрагивающая сразу 2 (две) доли, располагаясь субкортикально в белом веществе (расположена близко к коре больших полушарий), но не расположенная в «типичном» месте (т.е. в базальных ганглиях). Чаще всего причина таких гематом - ЦАА.




Прижизненная диагностика ЦАА обычно связана с манифестацией долевого ВМК, часто локализованного в затылочных, височных и лобных областях. Среди всех нетравматических ВМК частота гематом вследствие ЦАА составляет от 5 до 20%. Кровоизлияния при ЦАА отличаются тем, что в 25 - 40% случаев они склонны к рецидивам, причем локализация и сторона возникновения последующих кровоизлияний различны.

Множественные долевые ЦМК, отражающие периваскулярные зоны скопления нагруженных гемосидерином макрофагов, являются одним из ключевых маркеров ЦАА и позволяют оценивать динамику заболевания. C позиции МРТ ЦМК определяются как мелкие очаги (от 2 - 3 до 10 мм) выпадения МР-сигнала с «эффектом цветения» на последовательностях, взвешенных по магнитной восприимчивости (Т2* Gradient-Recall Echo – T2 GRE и Susceptibility Weighted, SWI).




КПС. Возникновение данного феномена связано с повторяющимися эпизодами просачивания крови в субарахноидальное пространство из пораженных ЦАА хрупких сосудов. Как и при ЦМК, гемосидерин при КПС находится преимущественно в макрофагах. Отложение гемосидерина в поверхностных слоях коры с каждой стороны извилины проявляется характерным паттерном выпадения сигнала на Т2*- и SWI-последовательностях МРТ в виде двух дорожек. КПС может быть подразделен на [1] фокальный (распространяется на ≤3 борозды) и [2] диссеминированный (≥4 борозды). Основные маски КПС - корковые вены, тромбированные сосуды, геморрагическая трансформация инфаркта и отложения кальция. Обратите внимание: ЦАА является наиболее частой причиной КПС (и САК) у лиц старше 60 лет. Именно КПС в настоящее время рассматривается в качестве наиболее специфического маркера ЦАА, так как он связан с развитием ТФНЭ и значительным риском возникновения клинически явного долевого ВМК.



читайте также пост: Поверхностный сидероз центральной нервной системы (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]




Обратите внимание! Высокая распространенность и клиническое значение ЦАА у пациентов с цереброваскулярной болезнью и/или КН делают целесообразным использование у них мультимодальных МРТ-протоколов с обязательным включением последовательностей T2* или SWI. При наличии единичных или множественных долевых, корковых, корково-подкорковых ВМК, ЦМК или КПС рекомендуется использовать для диагностики ЦАА Бостонские критерии (2018). В рутинной работе сосудистых отделений следует уделять особое внимание пациентам с первичными долевыми гематомами и тщательно анализировать данные КТ (см. далее) с учетом Эдинбургских критериев (2018). У этих пациентов, а также у всех больных с подозрением на ЦАА целесообразно, при возможности, определять АРОЕ-генотип.




Помимо МРТ, определенной диагностической ценностью обладает также позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) с питсбургским лигандом (PiB), отрицательный результат которой с высокой долей вероятности позволяет исключить тяжелую ЦАА. Наиболее перспективными для применения молекулярной ПЭТ являются такие неоднозначные ситуации, как гематомы смешанной локализации (долевые и глубинные), изолированные долевые гематомы без ЦМК («вероятная» ЦАА), а также случаи ЦМК или КПС без гематом.

Эдинбургские КТ- и генетические диагностические критерии долевых ЦАА-ассоциированных ВМК (Rodrigues MA, Samarasekera N, Lerpiniere C, et al., 2018). В соответствии с этими критериями [1] наличие глубинной гематомы без САК, пальцевых вдавлений и АроЕ е4-генотипа позволяет исключить умеренную или выраженную ЦАА; [2] средняя вероятность умеренной и выраженной ЦАА сопряжена с долевым ВМК при наличии САК или долевым ВМК в сочетании с АроЕ е4-генотипом; [3] высокая вероятность умеренной или выраженной ЦАА наблюдается при долевом ВМК в сочетании с САК и пальцевыми вдавлениями или при наличии всех трех маркеров.



ЦАА на radiopaedia.org [перейти]



Ангиографическое исследование только лишь в редких случаях выявляет наличие изменений и связано с васкулитами. Специфичность и прогностическая ценность данного метода составляет менее 30%. Специфичных изменений лабораторных показателей при ЦАА не выявлено. У некоторых пациентов может наблюдаться повышение уровней [1] общего и [2] фосфорилированного τ-протеина и снижение растворимого Аβ или AроE в спинномозговой жидкости. Другие лабораторные исследования следует выполнять для исключения других причин клинических проявлений ЦАА. Генетическое исследование возможно при наличии в семейном анамнезе данных о ЦАА. Исследование ApoE не имеет чувствительности и специфичности при ЦАА и не может быть использовано в качестве скрининга заболевания, однако может быть полезным при прогнозировании риска его раннего рецидива (запомните: для прижизненной диагностики ЦАА на сегодняшний день применяют стандартные методы лучевой диагностики - КТ и МРТ.

Обратите внимание! Посмертная биопсия головного мозга до сих пор является главным методом постановки диагноза ЦАА. Что касается прижизненной биопсии в диагностически сложных случаях, то она имеет ограничения и сопряжена с определенными трудностями. Во-первых, распределение отложения Аβ в церебральных сосудах носит сегментарный, пятнистый характер, в связи с чем даже при тяжелой ЦАА биоптат может быть получен из участка коры мозга, не содержащего патологических изменений. Во-вторых, небольшое отложение Аβ обычно отмечается и у практически здоровых лиц пожилого возраста.

Запомните! Характерными клиническими признаками ЦАА являются: пожилой возраст, деменция, лобарное (долевое) кровоизлияние. Также для ЦАА характерны множественность и повторяемость кровоизлияний с локализацией их в различных областях головного мозга, возникающих одновременно или с промежутком в несколько дней или недель. За редким исключением, кровоизлияния локализуются в корковых и субкортикальных отделах. Подкорковые ядра, мозолистое тело и мозжечок вовлекаются редко, тогда как кровоизлияние в ствол мозга не характерно. Лобарные гематомы часто выявляются в лобных и теменных областях, более редка их локализация в височных и затылочных долях головного мозга. В тоже время известно, что патогистологические васкулопатические изменения чаще выявляются в лептоменингеальных и кортико-субкортикальных сосудах задних отделов головного мозга. [!!!] При необъяснимом (спонтанном) лобарном кровоизлиянии у пожилого пациента всегда требуется исключить ЦАА.

Лечение ВМК у пациентов с ЦАА проводится по общепринятым рекомендациям. Хотя развитие ЦАА не связано напрямую с артериальной гипертензией, необходим строгий контроль АД в нормальном диапазоне, особенно после перенесенного ВМК. В настоящее время не существует специфического лечения ЦАА (направленного на редукцию отложений Аβ в сосудах головного мозга), и ведение пациентов заключается в профилактике геморрагического инсульта и деменции. При этом наиболее важно принять взвешенное решение об отказе от использования некоторых препаратов, повышающих геморрагический риск (антиагреганты, антикоагулянты). Для этого необходимы максимально точное определение причины геморрагического инсульта с применением Бостонских и Эдинбургских критериев, а также интегральная оценка маркеров ЦАА при помощи соответствующих МРТ-шкал. Большинство экспертов сходятся во мнении, что у пациентов с долевыми гематомами в анамнезе следует избегать применения антитромботических препаратов, насколько это возможно исходя из имеющейся коморбидности. Американская ассоциация кардиологов и специалистов по инсульту (AHA/ASA) рекомендует отказаться от назначения антикоагулянтов у пациентов с долевыми ВМК, но позволяет возобновить их использование после перенесенного недолевого геморрагического инсульта. Согласно рекомендациям Европейского инсультного общества (ESО) по лечению фибрилляции предсердий, возможен отказ от возобновления приема оральных антикоагулянтов после развития ВМК, в частности при наличии коркового кровоизлияния и/или >10 ЦМК. В данном случае может рассматриваться вариант окклюзии ушка левого предсердия или назначения новых оральных антикоагулянтов. Возможность приема антиагрегантов после ЦАА-ассоциированного геморрагического инсульта в настоящее время активно обсуждается. Еще более сложным является решение вопроса о назначении антитромботической терапии пациентам с бессимптомными ЦМК или КПС, удовлетворяющим Бостонским критериям ЦАА. Пока отсутствуют результаты рандомизированных клинических исследований, профилактика и лечение у таких пациентов проводятся по общим рекомендациям.

Обратите внимание! Поскольку наличие >10 ЦМК значительно повышает риск развития клинически явной геморрагической трансформации на фоне внутривенной тромболитической терапии, в последней редакции клинических рекомендаций AHA/ASA (2018) по ведению пациентов в остром периоде ишемического инсульта оговаривается возможность отказа от выполнения внутривенного тромболизиса в данной ситуации. При наличии меньшего числа ЦМК пациент также подвергается повышенному геморрагическому риску и нуждается в строгом мониторинге и коррекции АД во время процедуры. Перспективными для таких больных могут быть [1] использование меньшей дозы тромболитика (0,6 мг/кг) и [2] проведение тромбоэкстракции.

Профилактика сосудистых КН в целом основывается на модификации образа жизни, контроле сосудистых факторов риска, лечении сопутствующих сосудистых заболеваний и предупреждении инсульта. У пациентов с ЦАА целесообразно поддержание достаточного уровня физической активности, соблюдение средиземноморской диеты с ограничением соли, использование когнитивного тренинга и методик контроля стресса.


Подробнее о ЦАА в следующих источниках:

статья (лекция) «Геморрагические проявления церебральной амилоидной ангиопатии - от патогенеза к клиническому значению» Кулеш А.А., Дробаха В.Е., Шестаков В.В.; ФГБОУ ВО «Пермский государственный медицинский университет им. акад. Е.А. Вагнера» МЗ РФ, Пермь (журнал «Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика» №3, 2018) [читать];

статья «Случай эффективного лечения бета-амилоидного церебрального васкулита» В.И. Головкин, О.А. Овдиенко, М.Л. Тихонова, Д.А. Гулак, С.Н. Жулёв, Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова, г. Санкт-Петербург (журнал «Вестник Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова» №2, 2017) [читать];

статья «Нейровизуализационные патогномонические проявления церебральной амилоидной ангиопатии» Ю.В. Северин, Харьковский национальный университет им. В.Н. Каразина (журнал «Психіатрія, неврологія та медична психологія» №1, 2016) [читать];

статья «Церебральная амилоидная ангиопатия» Т.А. Макотрова, О.С. Левин, А.В. Араблинский; ГОУ ДПО «Российская медицинская академия постдипломного образования» МЗ РФ, Москва; Городская клиническая больница им. С.П. Боткина, Москва; ГОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова», Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №6, 2014; Вып. 2) [читать];

статья «Церебральная амилоидная ангиопатия как причина спонтанных рецидивирующих кровоизлияний в мозг» В. Фатеева, Е. Неменова, О. Воробьева; Первый МГМУ им. И.М. Сеченова (журнал «Врач» №5, 2013) [читать];

статья «Клиническое наблюдение «вероятной» амилоидной ангиопатии головного мозга» Д.А. Мирсадыков, М.М. Абдумажитова, И.А. Арифжанов; Кафедра травматологии, ортопедии с курсом нейрохирургии Ташкентского педиатрического медицинского института; отделение нейрохирургии Ташкентского областного многопрофильного медицинского центра (журнал «Вопросы нейрохирургии» №1, 2013) [читать];

статья «Церебральная амилоидная ангиопатия как этиологический фактор геморрагического инсульта в пожилом возрасте» Стурова Ю.В., Антипова Л.Н., Малахов А.А., Дряева Л.Г.; МУЗ «Городская больница №2» КМЛДО, Краснодар (журнал «Научный вестник здравоохранения Кубани» №1, 2010) [читать];

статья «Церебральная амилоидная ангиопатия» Л.А. Добрынина, Л.А. Калашникова, Р.Н. Коновалов, А.С. Кадыков; Научный центр неврологии РАМН, Москва (журнал «Анналы клинической и экспериментальной неврологии» №3, 2008) [читать];

статья «Церебральная амилоидная ангиопатия» Л.А. Калашникова; Научный центр неврологии РАМН, Москва (Журнал неврологии и психиатрии, №9, 2008) [читать];

статья «Рецидивирующие субарахноидальные кровотечения и поверхностный сидероз у пациента с морфологически верифи-цированной церебральной амилоидной ангиопатией»; источник: angiology.com.ua. [читать]


© Laesus De Liro


Tags: КТ, МРТ, ОНМК, амилоид, ангионеврология, ангиопатия, гематома, геморрагический инсульт
Subscribe

Posts from This Journal “ангионеврология” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments