October 10th, 2015

Паралич отводящего нерва вследствие диагностических и лечебных вмешательств



Слабость (парез, паралич) наружной прямой мышцы глаза вследствие дисфункции отводящего нерва (n. abducens [VI пара]) - это редкое обратимое осложнение диагностической люмбальной пункции, эпидуральной, субарахноидальной анестезии, миелографии, ликворошунтирующих вмешательств по поводу гидроцефалии (частота возникновения паралича n. abducens при пункции эпидурального пространства варьирует от 1:300 до 1:8000). Все перечисленные выше манипуляции могут вызывать снижение субарахноидального давления (синдром внутричерепной гипотензии) за счет подтекания спинно-мозговой жидкости (СМЖ) через пункционный дефект твердой мозговой оболочки. На фоне внутричерепной гипотензии головной мозг смещается каудально, в результате чего происходит тракция (натяжение) черепно-мозговых нервов (в свою очередь, натяжение влечет за собой локальную ишемию и нарушение функции нерва). При этом наиболее часто страдает n.abducens, поскольку по сравнению с остальными черепно-мозговыми нервами он проходит в субарахноидальном пространстве самый длинный путь и проходит анатомические структуры, которые наиболее подвержены компрессии смещаемым каудально головным мозгом (например, прижатие отводящего нерва к скату [clivus]).


Развитию пареза (паралича) наружной прямой мышцы глаза вследствие дисфункции n. abducens практически всегда предшествует интенсивная головная боль. В 75% случаев поражение нерва одностороннее. Характерные симптомы, в том числе диплопия, возникают в сроки от 4 до 14 дней после манипуляции. Изменения, обнаруживаемые при магнитно-резонансной томографии, типичны для внутричерепной гипотензии. Это, прежде всего, уменьшение объема и асимметрия желудочков, диффузное утолщение оболочек мозга. Хотя около 2 ⁄3 всех эпизодов паралича n. abducens полностью регрессируют через 7 - 10 дней после установления диагноза, приблизительно у 25% больных симптомы могут сохраняться на протяжении месяца и более. В 10% случаев длительность паралича превышает 3 - 6 месяцев. Дифференциальный диагноз следует проводить с инфильтративными и воспалительными изменениями, сосудистыми образованиями и опухолевым поражением (диагностические мероприятия, особенно у пациентов, страдающих распространенными формами онкологических заболеваний, должны включать консультацию невролога, офтальмолога, магнитно-резонансное исследование головного мозга с внутривенным контрастированием).

Следует помнить, что после подтверждения диагноза, необходимо подробно разъяснить пациенту в доступной для него форме о причине произошедшего, особо подчеркнув обратимость возникших симптомов.

Лечение. Терапия направлена восстановление внутричерепного давления (объема спинно-мозговой жидкости): постельный режим, инфузионная терапия, кофеин [более подробно в статье «Постпункционная головная боль»]. Более быстрому восстановлению отводящего нерва способствует назначение комбинированных препаратов, содержащих витамины группы В, а также антихолинэстеразных препаратов (прозерин, нейромедин). С целью профилактики данного осложнения при выполнении спинальной анестезии следует использовать иглы типа Pencil Point минимально возможного диаметра. При пункции эпидурального пространства рекомендуют вводить иглу Туохи таким образом, чтобы срез ее кончика был параллелен волокнам твердой мозговой оболочки, т.е. вертикально. В этом случае при непреднамеренной пункции твердой мозговой оболочки кончик иглы «раздвигает» волокна, а не срезает их с образованием дефекта как при горизонтальном положении иглы.


© Laesus De Liro


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Межпозвонковый диск: варианты и аномалии строения

Перед чтением статьи рекомендую ознакомиться со строением межпозвонкового диска [читать].



Позвоночный столб (ПС), как и все отделы костно-суставной системы энхондрального происхождения, проходит три стадии развития: мембранозную, хрящевую и костную. Однако уникальность фило- и онтогенеза ПС, сложность его строения, многообразие функций определяет высокую вариабельность строения и частоту аномалий его развития. При этом наиболее высока частота аномалий развития поясничного отдела ПС, где это является скорее нормой, чем исключением. Но исследования вариантов и аномалий развития ПС в основном касаются его костных структур: тел позвонков, дуг, отростков. Что касается вариантов строения межпозвонковых дисков (МПД) изучены недостаточно, а структура аномальных дисков практически не изучена.

Сак Н.Н., Сак А.Е. (Харьковская государственная академия физической культуры, 2012) изучили варианты индивидуальной изменчивости поясничных МПД для выяснения структурных предпосылок разрыва фиброзного кольца и формирования грыж диска (на судебно-медицинских секциях были получены и изучены 84 образца поясничного отдела позвоночника человека в возрасте от 16 до 90 лет, при этом материал включал 410 поясничных МПД от L1-2 до L5 - S1 и два шестых поясничных МП дисков [случаи люмбализации первого крестцового позвонка]).

Результаты исследования. Особенностью поясничных МПД было наличие широкой полости, окруженной в материале от молодых мякотным пульпозным ядром, зрелых и пожилых − фиброзированной тканью на месте пульпозного ядра. Студенистое (син.: пульпозное, желатинозное – Laesus De Liro) ядро (внутридисковый фрагмент дорсальной хорды) в исследованном материале макроскопически не обнаружено. Полость (Лушка) была хорошо выражена во всех дисках, кроме склерзированного варианта, где щелевидную полость можно было обнаружить только под лупой. Величина полости, ее форма и положение в МПД различались и, особенно, на нижнепоясничном уровне (см. рис.). При этом дорсовентральное и дорсолатеральное положение полости сочетаются с аномалиями положения поясничного отдела позвоночного столба, чаще в виде нескольких боковых искривлений.


Рис.: Некоторые варианты строения нижнепоясничных МП дисков человека (макроскопические препараты): 1 - «луковица» с четкой ориентацией пластинок фиброзного кольца вокруг пульпозного ядра и центродорсальным положением полости; 2 - «двойная луковица» с двойной ориентацией пластинок фиброзного кольца» и центральным положением полости; 3 - склерозированный вариант с плотной упаковкой фиброзных пластинок фиброзного кольца и пульпозного ядра; 4 - «рыхлый вариант» диска с вентральным смещением полости; 5 - центральное положение обширной полости диски; 6 - крайнее дорсальное положение полости; 7 - дорсовентральное положение полости; 8 - дорсолатеральное положение полости с многочисленными отрогами.

Заключение. Варианты строения поясничных МПД и положения полости зависят от уровня положения диска в поясничном отделе позвоночника. Наиболее часто (55,21%) встречались диски с центродорсальным положением полости, то есть с тенденцией к ее дорсальному смещению. При этом достаточно развит и дорсальный отдел фиброзного кольца, этот вариант может расцениваться как наиболее оптимальный для поясничных МПД, притом, что такое положение полости соответствует центру вращения поясничных дисков вокруг вертикальной оси.

К структурным аномалиям диска следует отнести МПД с крайними вариантами положения полости и соответственно этому − аномальным строением фиброзного кольца. Есть основание полагать, что формирование аномальных дисков является следствием нарушения положения первичной центральной оси тела − дорсальной хорды − на ранних этапах развития позвоночника. Крайне дорсальное смещение полости встречалось только в 10,44%. Этот вариант опасен в плане формирования дорсальных повреждений фиброзного кольца, так как дорсальный отдел фиброзного кольца истончен до 2 - 4 слоев фиброзных пластинок. Еще более прогностически неблагополучны МПД с боковыми смещениями полости. Среди них наиболее часты дорсолатеральные смещения полости (22,57%). Эти варианты определяют асимметрию дисков, с истончение заднебокового отдела фиброзного кольца. Именно такие варианты могут создавать предпосылки для формирования дорсолатеральных грыж диска.

Все представленные на фото варианты МПД выявлены в поясничных отделах ПС лиц, погибших после 30 лет. Диски лиц в возрасте до 20 лет имели сходные принципы организации, но имели ряд особенностей в связи с возрастной спецификой строения диска и, особенно, его внутренних отделов. Это может быть предметом дальнейших исследований. В зрелых дисках уже нет студенистого ядра, а, следовательно, нет основного субстрата для формирования истинной грыжи диска. Это исключается и в связи с возрастным фиброзом внутреннего коллагено-волокнистого хряща диска. Есть основания полагать, что наличие варианта строения МП диска и положения его полости не являются абсолютным показателем протрузии или даже экструзии диска, но при крайнем положении полости, ее многократном ветвлении и локальным истончением фиброзного кольца − это всегда фактор риска, особенно при наличии значительного повреждающего фактора.

Выводы:
     1. Поясничным МПД человека свойственна высокая индивидуальная изменчивость строения и положения полости.
     2. Наиболее часто встречаются МПД с центродорсальным положением полости; эта структура может быть расценена как оптимальная для поясничного МПД.
     3. Морфологические предпосылки риска повреждения фиброзного кольца имеют место при дорсальном положении полости, определяющем истончение дорсального отдела фиброзного кольца. МПД такой структуры является аномальным. Аномальными являются также асимметричные МПД, формирующиеся в результате бокового смещения полости.
     4. Аномальные дорсолатеральные, а реже вентролатеральные положения полости, определяющие асимметрию диска, сочетаются с аномалиями положения поясничного отдела позвоночного столба, чаще в виде нескольких боковых искривлений.



источник: статья «Индивидуальные варианты и аномалии строения поясничных межпозвонковых дисков человека» Сак Н.Н., Сак А.Е, Харьковская государственная академия физической культуры (журнал «Український морфологічний альманах», 2012, Том 10, № 4) [читать]




© Laesus De Liro